Купить яд для отравления человека Москва Питер. рицин цианид кураре.

  • Helf
    • Helf

    Я продаю яды, со стопроцентной гарантией убивающих человека. Но сразу хочу предупредить вас - никаких подробностей.
    Моральная сторона нашей сделки не комментируется и не обсуждается.
    Зачем вам яд - это ваша проблема. За долгое время работы на этом рынке я убедился, что хороших людей не травят.
    Яды бывают дешевые, гуманные и безупречные.

    Заказы принимаю только на почту:
    Helfpoison@gmail.com


    ***
    Image

    Рассмотрим яды в порядке эффективности для убийств:

    1. Яд цианид (цианистый калий).
    Понятия не имею, зачем он вам нужен. Цианид калия является одним из самых быстрых смертельных ядов, известных человечеству.
    Он может быть в форме кристаллов и бесцветного газа с запахом "горького миндаля". Он есть в сигаретах, и его используют для производства пластика, фотографий, извлечения золота из руды и для уничтожения нежелательных насекомых. Цианид использовали еще в древние времена, а в современном мире он был способом смертной казни. Отравление может произойти при вдыхании, приеме внутрь и даже касании, вызывая такие симптомы, как судороги, дыхательную недостаточность и в тяжелых случаях смерть, которая может наступить через несколько минут. Он убивает благодаря тому, что связывается с железом в клетках крови, лишая их способности переносить кислород. Смертельная доза около 150 миллиграмм, то есть около 6 доз.
    Цена за 1 грамм = 29 500 рублей.
    Image

    2. Экстракт бледной поганки - аманитотоксин.
    Действие заключается в разрешение гепацитов - клеток печени, так же разрушаются клетки почек. Смерть наступает на 10 сутки из-за отказа печени и почек, если у жертвы нет лишнего миллиона долларов на экстренную операцию в сербской клинике то у неё нет шансов на жизнь. Если найдут уже труп то при использовании правильной дозировки яда в жидком виде его не найдут. Если жертва сообщит о симптомах, то шансы узнать причину существенно повышаются. МЛД 10 миллиграмм, те яда хватит на 50 смертельных доз. Яд любим киллерами из-за того что его можно незаметно добавить в еду, намазать на телефон, ручку двери, поздороваться в перчатке. Главное самому сохранять бдительность и не отравиться самому.
    Цена за 0.5 мл = 68 900 рублей.
    С маскировкой 139 800 рублей.
    Image

    3. Гликозиды наперстянки - дигитотоксин.
    Сердечные гликозиды очень полезны для миокарда - мышцы сердца, но в больших дозах могу привести к ВНЕЗАПНОЙ СЕРДЕЧНОЙ СМЕРТИ. Яд ну просто идеален для ликвидации пожилых лиц, принимающих поддельные лекарства из местных аптек. В этом случае всё спишут на передозировку или непереносимость лекарств. Как вы наверное догадались добываю дистилляцией из настоя наперстянки. Поскольку яд действует относительно быстро, он не как не сможет разложиться в организме. Поэтому продаю без всяких бесполезных маскировок. Смертельная доза около 100 микрограмм.
    Продаю 1 мл, то есть 10 доз.
    Цена за 1 мл 129 990 рублей.
    Image

    4. РИЦИН Рицин является природным ядом.
    Чтобы убить взрослого человека, достаточно нескольких крупинок, но как вы знаете без лабораторного оборудования его извлечь безопасно не получится. Как известно хорошими ингибиторами всасывания рицина являются растительные жиры, которых довольно много в самом семени. Средняя смертальная мертельная доза 0.05-0.07 миллиграмма при инъекционном введении и 24 миллиграмма перорально. Человек может отравиться рицином через вдыхание или после приема внутрь. При вдыхании симптомы отравления обычно появляются через 8 часов после воздействия, и включают в себя трудности с дыханием, лихорадку, кашель, тошноту, потливость и стеснение в груди. При проглатывании, симптомы появляются меньше, чем через 6 часов, и включают в себя тошноту и диарею (возможно с кровью), низкое кровяное давление, галлюцинации и припадки. Смерть может наступить через 36-72 часа.
    Цена яда 0.12г от 39.000р, яда с маскирующей сывороткой от 89.000р, количество доз и фасовку обговариваем при заказе.
    Image

    5. Экстракт гелиотропа опущеплодного.
    Яд действует в течении 3-5 недель, и после жертва умирает от замены клеток печени соединительной тканью - цирроза, или если иммунитет совсем слабый то от рака. Обнаружить такой яд даже при отсутствии маскирующей сыворотке почти нереально. Если жертва уже в возрасте, и любит употреблять другой яд схожего действия - алкоголь, то экспертизу даже проводить не станут. Яд идеально подходит для устранения активных людей из среднего класса. Смертельная доза 100 микро грамм, то есть у меня вы приобретаете 10 доз.
    Цена за 1 мг 149 990 рублей
    с маскировкой 498 990 рублей (Если вам нужно уничтожить человека у которого после этого буду проводить всякие экспертизы на яды, то вы вероятно быстро отобьёте эту сумму, либо у вас это как говориться "со сдачи").
    Image

    Рицин
    Цианистый калий| цианид калия| купить| цена| приобрести
    Анизатин
    Сулема
    Токсины и яды : раздел сыпучих веществ
    Аматоксин
    Купить яд: Магазин сильнодействующих ядов
    купить яд для себя умереть быстро
    яд крысиная смерть для человека
    магазин ядов
    крысиный яд для человека
    самый сильный яд
    яды, которые не определяются судмедэкспертизой в организме
    крысиный яд купить
    что будет если человек съест крысиный яд
    легкодоступные яды
    яды имитирующие сердечный приступ
    легкодоступные яды
    растительные яды
    самый сильный яд
    крысиный яд для человека
    как определить яд в организме
    яд кураре купить
    мышьяк смертельная доза
    Как отравить мужа | жену | человека | инструкция
    3. Кот в мешке

    И вот они снова в кают-компании, в единственном помещении корабля, где экипаж мог собраться вместе. Тан Я установил на столе проектор, а капитан Джелико вскрыл пакет и извлёк из него крошечный ролик микропленки. Ролик вставили в проектор, изображение отфокусировали прямо на стене, потому что экрана не было, а экипаж ждал, и, казалось, все перестали дышать.

    – Планета Лимбо, – загудел в кают-компании ровный голос какого-то усталого чиновника Службы изысканий, – единственная годная для обитания из трех планет системы жёлтой звезды…

    На стене появилось плоское изображение – схема планетной системы с солнцем в центре. Солнце было жёлтое – возможно, на планете такой же климат, как на Земле! Дэйн обрадовался. Может быть, повезло – по-настоящему повезло. Рип, сидевший рядом, заёрзал.

    – Лимбо… – пробормотал он. – Ох, ребята, несчастливое это название, чует моё сердце…

    Дэйн не понял его. Слово “лимбо”[1] ничего ему не говорило. Многие планеты на торговых путях носили диковинные имена – любые, какие взбрели на ум работникам Службы изысканий.

    – Координаты… – голос принялся сыпать цифрами, которые Вилкокс поспешно записывал. Прокладывать курс к Лимбо предстоит ему.

    – Климат сходен с климатом средних широт Земли. Атмосфера… – снова ряд цифр, которые на сей раз касались Тау. Дэйн уловил только, что атмосфера пригодна Для дыхания.

    Изображение на экране сменилось. Теперь они как бы повисли над Лимбо и разглядывали планету через иллюминаторы корабля. И при виде этого зрелища кто-то вскрикнул от возмущения и ужаса.

    Ни с чем нельзя было спутать эти серо-коричневые язвы, изуродовавшие материки планеты. Это была проказа войны – войны столь разрушительной и страшной, что никто из землян не смог бы представить её себе в подробностях.

    – Планета-пепелище! – прошептал Тау, а капитан в ярости закричал:

    – Это подлое жульничество!

    – Постойте! – гаркнул Ван Райк, заглушив их обоих. Его огромная лапа протянулась к верньерам проектора. – Надо посмотреть поближе. Вот здесь, чуть к северу…

    Шар на экране стремительно надвинулся, края его исчезли, как будто корабль пошёл на посадку. Было очевидно, что давняя война обратила материки в пустыню, почва была выжжена и переплавлена в шлак, возможно, до сих пор ядовитый и радиоактивный. Но суперкарго не ошибся: на севере, среди чудовищных рубцов тянулась зелёная, со странным оттенком полоса. Это могла быть только растительность. Ван Райк с облегчением перевёл дух.

    – Кое-что ещё сохранилось, – объявил он.

    – Да, кое-что, – с горечью отозвался капитан Джелико. – Ровно столько, сколько нужно, чтобы мы не могли обвинить их в жульничестве и потребовать наши деньги назад.

    – Может, там что-нибудь осталось от Предтеч? – робко, словно боясь, что его засмеют, предположил Рип.

    Капитан пожал плечами.

    – Мы не археологи, – сказал он резко. – Чтобы заключить с археологами контракт, нужно куда-то лететь, на Наксосе их нет. А лететь мы никуда не можем, потому что у нас нет денег, чтобы внести залог за новый груз…

    Он очень точно сформулировал всю безнадёжность их положения. Они получили право на торговлю с планетой, где не с кем было торговать. Они заплатили за это право деньгами, которые были необходимы для закупки груза. Теперь им некуда было податься с Наксоса. Они поставили все на кон, как и полагается вольным торговцам. Они рискнули – и проиграли.

    Только суперкарго сохранял хладнокровие. Он всё ещё тщательно изучал изображение Лимбо.

    – Не будем вешать нос, – спокойно предложил он. – Служба изысканий не продаёт планет, которые непригодны для эксплуатации…

    – Большим компаниям, конечно, не продаёт, – заметил Вилкокс. – Но кто будет слушать жалобы вольного торговца… если это не Коуфорт?

    – И всё-таки я повторяю, – продолжал Ван Райк тем же ровным голосом, – нам надо познакомиться с нею поближе…

    – Вот как? – в глазах капитана тлели огоньки затаённой злости. – Вы хотите, чтобы мы отправились туда и сели там на мель? Планета сожжена дотла… нам остаётся наплевать на неё и забыть. Вы отлично знаете, что на планетах. где дрались Предтечи, никогда не бывает жизни…

    – Да, согласился Ван Райк. – Большинство таких планет – просто голый камень. Но Лимбо как будто получила неполную порцию. В конце концов, что мы знаем о Предтечах? Почти ничего! Они исчезли за сотни, а может, и за тысячи лет до того, как мы выбились в космос. Это быта великая раса, они владели многими планетными системами и погибли в войне, оставив после себя мёртвые планеты и мёртвые солнца. Все это я знаю. Но, возможно, Лимбо попала под удар уже в самом конце войны, когда их мощь была на исходе. Мне приходилось видеть другие сожжённые планеты – Гадес и Ад, Содом и Сатану – это просто груды пепла. А на Лимбо вот сохранилась растительность. И раз ей попало меньше, чем прочим, есть надежда что-нибудь там найти.

    “Убедил, – подумал Дэйн, увидев, как изменилось выражение лиц у собравшихся вокруг стола. – Быть может, это потому, что все мы не хотим верить в свою неудачу, хотим надеяться, что ещё сумеем отыграться”.

    Один лишь капитан Джелико упорно стоял на своём.

    – Нам больше нельзя рисковать, – сказал он. – Мы можем заправить корабль горючим только на один рейс – на один-единственный рейс. Если это будет рейс к Лимбо, а товара там не окажется… – Он хлопнул ладонью по столу. – Сами понимаете, что это значит для нас. Конец тогда нашим полётам.

    Стин Вилкокс хрипло откашлялся, и все посмотрели на него.

    – Может быть, удастся как-то уладить дело со Службой изысканий?

    Камил с горечью рассмеялся.

    – Где это видано, чтобы Федерация возвращала деньги, на которые уже наложила лапу?

    Никто не ответил. Потом капитан Джелико поднялся из-за стола – тяжело, словно его крепкое тело утратило упругость.

    – Завтра утром мы с ними поговорим, – сказал он. – Пойдёте со мной, Ван?

    Суперкарго пожал плечами.

    – Ладно. Только я не думаю, что из этого что-нибудь выйдет.

    – Черт бы их побрал, – выругался Камил. – Теперь все пропало…
  • Helf
    • Helf
    Я витязь Стужи. Ты можешь звать меня Ник Хав. Я очень рад, что могу поговорить с тобой, князь, напрямую. Быть может, мы сможем тогда достигнуть взаимопонимания, – учтиво представился северянин.

    – Мы достигнем всего, если я буду больше знать о вас и больше вас понимать, – несколько резко высказался Сергей. – Что такое Стужа? Почему вы себя так называете? Кто вы такие?

    – Очень много вопросов. И очень мало времени на ответы. Боюсь, что если я буду все объяснять, мне не хватит оставшейся жизни той оболочки, которую вы заключили под стражу.

    – Да. Ты умираешь. Мы пытаемся тебя спасти, но у нас ничего не получается. Как мы можем тебе помочь? – спросил встревоженно Сергей.

    – Никак. Срок годности моей оболочки подходит к концу. Мне должно было хватить времени, чтобы найти Рачхии, так называемые Полюса Силы, но когда твои люди заключили меня под стражу, они оборвали мою связь со Стужей, тем самым сократив срок годности моей оболочки. И этот процесс необратим. К исходу этого дня в вашей системе координат моя оболочка распадется, а я окажусь на свободе. И это печально, потому что придется все начинать заново. Создавать оболочку и выходить к вам. Но так распорядилась, судьба. Мы ничего поделать не можем.

    Ник Хав развел руками.

    – Что это Рачхии? И за каким чертом они вам понадобились? – не сдержался и все-таки выругался Сергей.

    – Ты вряд ли сможешь понять это сейчас, – сказал печально северянин.

    – Так ты попытайся мне объяснить. Можешь начать с того, кто вы такие, – сурово заявил Одинцов.

    – Я уже говорил, это долгая история. Но когда-то мы были людьми. И жили вместе со всеми на этой планете. Пока не появились ихоры, так их, кажется, зовут. Сопротивляться их вторжению мы не могли. Но и идти вместе с остальным стадом тоже. И тогда был запущен эксперимент под названием Стужа. Мы потомки тех людей, которые работали над этим экспериментом. Только мы не люди в привычном понимании этого слова.

    – Что значит не люди? Кто же, черт меня дери, тогда вы такие? – удивленно воскликнул Серега.

    – Мне будет сложно тебе это объяснить… – замялся Ник Хав.

    – Да что ты все заладил, сложно да сложно. Ты уж говори, как есть, – начал сердиться Одинцов.

    – Потому что твой понятийный аппарат слишком неподготовлен для общения со мной. Если я буду называть все своими именами, многое ты не поймешь. Сейчас я общаюсь с тобой. Завеса Стужи не позволяет нам общаться напрямую. И поэтому мы вынуждены были создать оболочку для меня, чтобы я мог встретиться с вами и поговорить. Мы, Люди Стужи, не имеем тел, по крайней мере в привычном вам понимании. Мы не питаемся мясом и растениями, не пьем молоко, воду и прочие напитки. Мы живем повсюду и нигде, но ареал нашего обитания ограничен Завесой Стужи, чтобы покинуть ее, мы должны создать оболочку. Это очень неудобно. Ваш мир несовершенен.

    – Ну, уж какой есть, зато наш, – обиделся на северянина Одинцов. – Я слышал байку, что вы христиане. Такими являлись нашим людям? С большими крестами. У нас ходят легенды об обрядах, которые вы совершали на глазах наших людей.

    – Давно это было. Пожалуй, мы единственные из этого мира сохранили истинную веру, только и она сильно претерпела изменения. В каком-то смысле мы стали совершеннее, и ближе к Творцу. Те же обряды, которые могли лице-зреть люди Проклятых земель, это попытка проповеди истинной веры. Когда-то Люди Стужи считали, что мы должны приобщить Проклятых к служению Истинному Богу. Но с тех пор многое изменилось. Теперь Снежная Королева считает, что это неверный путь.

    – Снежная Королева? – удивился Серега.

    – Она управляет Стужей. Она наша королева, мать и единое целое. Это сложно объяснить. Я бы не стал вдаваться в подробности, это долго объяснять.

    – И что же теперь вам от нас нужно? – вконец запутавшись в хитросплетении мыслей северянина, спросил раздраженно Одинцов.

    – Проклятые земли слишком долго находились под властью ихоров. Вы утратили контроль над своей судьбой. Сейчас вы прогнали ихоров, мы видели это. Мы радовались вместе с вами, но ваш триумф недолог. Скоро они вернутся. И тогда уже непокорных рабов загонят обратно в стойла. Мы не хотим этого, потому что ваш дом это еще и наш дом. И ихоры вряд ли будут разбираться, кто прав, кто виноват. Когда-то мы создали Стужу и устранились. Теперь мы не можем отсиживаться за высоким забором. Но и сражаться с ихорами напрямую мы не можем. Зато в наших силах создать такой забор, который они преодолеть не смогут, – с каменным выражением лица заявил Ник Хав.

Répondre à ce message